Сабли остры, кони быстры

14:20 — 16.07.2012

Станислав Смирнов

Экипировка нижегородских ополченцев

Экипировка нижегородских ополченцев

Автор фото: Рисунок из коллекции А. Н. Лушина

Сабли остры, кони быстры

14:20 — 16.07.2012

Станислав Смирнов

Мы продолжаем рассказ об участии нижегородцев в Отечественной войне 1812 года. В преддверии 200-летнего юбилея победы русского народа над Наполеоном нижегородский историк и публицист, доцент академии МВД России Александр Лушин опровергает некоторые заблуждения о вооружении, экипировке и боевой роли Нижегородского ополчения, сформированного в середине 1812 г. и внесшего значительный вклад в разгром врага.

 — В ряде недавних публикаций в средствах массовой информации появились сведения о том, что журналисты повторили часть пути Нижегородского ополчения. Такую патриотическую инициативу следует, несомненно, приветствовать, распространять и всемерно пропагандировать. Однако в отдельных случаях содержались не вполне верные факты.

В частности, в одной из статей сообщалось, что достаточно вооружена была только половина ополченцев. Остальные же добывали себе оружие «на свой страх и риск — в бою».

Это сильно приукрашенное в военно-романтическом плане мнение. Нижегородское ополчение приняло участие в боевых действиях только осенью 1813 года в заграничном походе Русской армии. В августе 1813 года ополченские части прошли дополнительную военную подготовку. В это время пехотинцы и всадники Нижегородского ополчения получили недостающее оружие, частично из военных трофеев. Существуют старинные литографии, на которых изображены нижегородские ополченцы в полном вооружении. В обстоятельном и авторитетном труде А. В. Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» прямо указано, что Нижегородское ополчение перед началом заграничной военной кампании было полностью оснащено пехотными ружьями и тесаками.

В этой же публикации автор пишет, что «во время войны ополченцы ухаживали за ранеными, охраняли военные объекты, вели разведку, минировали и разминировали объекты». Нижегородское ополчение в 1813 — 1814 годах принимало участие в качестве дополнительной воинской силы при осаде городов Дрездена, Магдебурга, Гамбурга, Глогау и Замостья, проявив в ряде жестоких сражений высокий героизм. Что касается «минирования и разминирования объектов», то вряд ли ополченцы могли заниматься столь сложным и ответственным взрывным делом. Для разрушения крепких крепостных стен в начале XIX века специалистам-подрывникам было необходимо правильно вычислить направление, длительность и глубину подземной галереи (подкопа), незаметно для противника выбрать землю и камни, точно рассчитать силу заложенного порохового заряда в бочонках или мешках, затем умело заложить пороховые заряды, принять меры безопасности. И только после этого крайне аккуратно осуществлять сам взрыв. Руководили взрывными подземными работами опытные инженерные офицеры. А теперь вспомним, что даже среди отставных офицеров, занявших командные должности в Нижегородском ополчении, не было таких специалистов ведения минной войны. О крепостных крестьянах, городских ремесленниках, особах духовного звания, гимназистах как о подрывниках речь вообще вести нельзя.

Что касается ведения разведки, то и здесь был необходим особый военный опыт, которого у ополченцев не было. Скрытую разведку обычно проводили кавалерийские армейские либо казачьи небольшие группы, имевшие специальные навыки и знакомые с военной топографией.

2321

Комментирование данного материала запрещено администрацией.