Перезрелое яблоко раздора

13:24 — 12.07.2012

Светлана Дурнева

Перезрелое яблоко раздора

Автор фото: Юрий Правдин

Перезрелое яблоко раздора

13:24 — 12.07.2012

Светлана Дурнева

Что же это за фрукт такой — яблоко раздора, отравляющее сердца людей злобой и ненавистью друг к другу? И где растет та яблоня, дающая столь жуткие плоды, из-за которых ссорятся лучшие друзья, разрывают отношения супруги, а родственники забывают о кровных узах? Из глубины веков дошла до нас молва о том, что одного лишь присутствия горе-яблока оказалось достаточно для ссоры матери и двух дочерей — Геры, Афины и Афродиты. А ведь они его даже не вкусили, в отличие от героев наших дней…

Червоточина

Их братской дружбе и удивлялись, и завидовали многие. С самого детства Петр и Павел были, как говорится, неразлей- вода. Мальчики-погодки с одинаковыми увлечениями и сходными пристрастиями вместе учились, гуляли, играли и тренировались. Выбрали одну профессию, закончили один институт и даже в жены взяли двух подружек. Так бы в ногу и шагали они по жизни, если бы в одночасье один за другим не ушли из жизни мать с отцом. И как гласит народная мудрость, смерть приносит родным не только горе, но и наследство. Имущества, подлежавшего разделу между братьями, было немало, но камнем преткновения оказался родительский дом.

Этот обычный деревянный домишко за долгую историю своего существования претерпел значительные метаморфозы. Когда аист наведался к его хозяевам в первый раз, дом прибавил в ширину, а после второго — в высоту. А как же иначе, ведь детям для роста и развития нужен простор! Домовитый и мастеровой отец, души не чаявший в своих сыновьях, стремясь создать им наиболее комфортные условия бытия, все свое свободное время достраивал, совершенствовал и благоустраивал жилище. Но он и предположить не мог, что именно родовое гнездо станет для взрослых сыновей яблоком раздора. И, к сожалению, свидетельством того, что плод родительской любви оказался с червоточиной…

До последней капли крови

Ни для кого не секрет, что, когда начинается дележ наследства, принимающие в этом участие часто теряют человеческий облик в попытке урвать кусок побольше. И хотя старый дом в самом центре города в эпоху финансовых накоплений и дороговизны земли превратился в лакомый кусок, для двух преуспевающих бизнесменов Петра и Павла важна была не его цена, а право обладания им.

Исторически так сложилось, что в их семье всегда действовал принцип старшинства. Петр, как старший, был ведущим, прокладывал и расчищал путь, на нем лежала большая ответственность, но и лавры победителя чаще доставались именно ему. Павел же довольствовался ролью второго и не рвался вперед, поскольку быстро просек, что проигравший зачастую получает значительно больше. Младшенький не чувствовал себя ни в чем обделенным ровно до тех пор, пока были живы родители, а после, не зная, чем заполнить образовавшийся вакуум, решил взять реванш и сразу после поминок переехал в дом, где провел детство. Он всегда поступал спонтанно, подчиняясь чувствам и не заботясь о чужих мнениях. Но на этот раз семья — жена и сыновья — с радостью последовали за ним. Еще бы, ведь благоустроенный коттеджик по комфорту превосходил их трехкомнатную квартиру и стоял на земельном участке с плодоносящим садом. Но наслаждаться этим великолепием пришлось недолго: через неделю покой был потревожен Петром.

Едва осознав, что родительским домом на правах хозяина завладел младший братишка, старший вышел из себя и, не стесняясь в выражениях, высказал Павлу все, что думает о нем и его подлом поступке. Но тот не повинился в ответ, а коротко послал Петра в далекое путешествие. Слово за слово — разгорелся скандал. А когда словесные аргументы были исчерпаны, в ход пошли кулаки. Бились не на жизнь, а на смерть. И как знать, чем бы закончилась эта битва, если б их вовремя не разнял наряд милиции, вызванный кем-то из соседей.

Петр не привык к тому, чтобы им вот так манипулировали — задвигали «в угол», а также не готов был позволить кому то, пусть и родному человеку, единолично завладеть общим имуществом, если не-де-юре, то-де-факто. Потому, едва зажили душевные и телесные раны, он вновь явился в родительский дом с требованием его освобождения. Павел оставался непреклонен.

Потом абсолютно все их встречи стали перерастать в споры-ссоры и завершаться рукоприкладством. Каждый из братьев готов был сражаться до последней капли крови, точнее, нервов.

Неделимая любовь

Не найдя компромиссного решения конфликта, ближайшие родственники обратились в компетентные органы. Суд расставил все точки над i и вынес решение: поделить дом пополам — продать и поделить деньги, но оба отказались. За первым заседанием последовало второе, третье… Судебный процесс растянулся на долгих пять лет. На годы, вконец перессорившие их семьи и показавшие, что в людях столько злости, что нет нужды специально растить яблоки раздора.

В открытую конфронтацию вступила женская половина семей Петра и Павла и их отпрыски. Со временем к противоборствующим лагерям примкнули те или иные представители ближайшей родни — тетушки и дядюшки, кузины и кузены, а также «убойная сила» в виде тещ с обеих сторон. Никто не хотел отступать и уступать…

Пятилетка «сражений» настолько вымотала обе семьи, что они в полном составе, не сговариваясь, спешно покинули город и отправились отдыхать. А когда вернулись, вынужденно зарыли топор войны, поскольку не стало предмета раздора. Родовое гнездо в одночасье уничтожил пожар, который возник из-за грозового разряда. Этот удар молнии отрезвил обоих и заставил задуматься о причине многолетней вражды.

В чем же была его суть? А в том, что делили они не дом — родительскую любовь. Каждый, как оказалось, с юного возраста мечтал быть единственным ребенком в семье и обладателем всей маминой и папиной заботы, внимания, тепла и ласки. Довольно строгое, спартанское воспитание мальчишек привело к тому, что недостаток этой любви компенсировался грузом детских обид, достигших критической массы во взрослой жизни. Именно ради снижения этой массы стремились и Петр, и Павел завладеть домом. И они рады, что это не удалось никому из них.

1455

Комментирование данного материала запрещено администрацией.