59 секунд, падение нормальное

Статья из номера №78 от 21.07.11 газеты Нижегородская Правда

12:04 — 28.07.2011

 Ксения Незванова

59 секунд, падение нормальное

59 секунд, падение нормальное

Статья из номера №78 от 21.07.11 газеты Нижегородская Правда

12:04 — 28.07.2011

 Ксения Незванова

- Ну как? Все нормально?! - кричит мне инструктор.

- Слава Богу, наконец-то!!! - это были первые мои слова после того, как спустя 59 секунд свободного падения над нами раскрылся парашют. Но страх еще не прошел, ведь до приземления оставалось еще много-много метров. Только спустя несколько часов я начинаю анализировать, что же все-таки произошло. Но давайте все по порядку.


А задание было простое...

Наверное, вам, дорогие читатели, не раз доводилось видеть, как журналист примеряет на себя различные ситуации, играет разные роли. Ведь не секрет, что намного легче описать то, что попробовал сам, нежели то, что тебе рассказали другие. Впрочем, когда я ехала на очередное редакционное задание, даже не думала, что сегодня ЭТО случится.

А задание было таковым: заслуженный мастер спорта, многократный чемпион мира, Европы и России по парашютной купольной акробатике Олег Балеев должен был совершить свой 11000-й прыжок. Событие намечалось на выходной. Что ж, отличный повод провести время на природе, тем более что погода, по прогнозам должна была быть хорошей.

Добравшись до аэродрома «Сокол», первым делом зарегистрировала фотоаппарат: объект все-таки режимный, в обычные дни технику сюда приносить вообще нельзя. Провели небольшой инструктаж: вон те самолеты фотографировать нельзя, все остальное можно. Потом, правда никто не проверял, попали они в мой объектив или нет.

Прыгать или не прыгать?

Между тем люди приехали сюда скорее не смотреть на юбилейный прыжок своего товарища, сколько прыгнуть самим. Около стола, за которым сидела девушка, записывающая пофамильно желающих острых ощущений, образовалась очередь. Кто-то ни разу не прыгал, у кого-то количество прыжков перевалило за сотню. Но анкеты надо было заполнять всем, независимо от опытности. В анкетах этих самое главное,нужно было подписаться под пунктом, в котором написано примерно следующее: прыжки могут быть опасны для жизни, в случае каких-то травм и т. д. клуб не будет компенсировать затраты на лечение, а вы, соответственно, не будете подавать на него в суд.

Мысль о прыжке потихоньку начинала меня одолевать.

Замечаю девушку, на лице которой явно написано, что опыт этот у нее будет первым. Пристраиваюсь к ней поближе, в эту самую очередь.

- Не страшно? - спрашиваю

- Очень страшно, но прыгнуть надо, давно уже хочу.

- Я вот еще думаю, прыгать или нет. Высоты боюсь, да и вообще вдруг сердце от страха остановится, - серьезно опасаюсь я.

- Конечно, прыгать, - не сомневаясь, ответила она.

То ли самолюбие сыграло, что совсем молодая девчонка будет прыгать, а я трушу, то ли, как говорится «дурной пример заразителен». В общем, решилась прыгнуть. Несмотря на то, что отдельные пункты этой анкеты мне не понравились, все-таки заполнила ее и поставила подпись. Подхожу к кассе, чтобы оплатить это сомнительное удовольствие.

- А если я передумаю прыгать? - спрашиваю кассира (видимо, голос разума все-таки еще сомневался).

- Деньги вам не вернем, - с улыбкой ответила девушка.

Что ж, придется прыгать.

11000-й прыжок

Олег Балеев начал прыгать в 14 лет. Сейчас ему, как мне сказал один из инструкторов Дмитрий, 46 или 47 лет.

- Тогда все еще при ДОСААФе прыгали, это было бесплатно, - продолжает Дмитрий. - Они уезжали на сборы, готовились к каким-нибудь соревнованиям и за один день прыгали по 20-30 раз. Вот так Олег и допрыгался до 11 тысяч.

- А вы за один день сколько раз можете прыгнуть? - спрашиваю я.

- Мой личный рекорд - 5 раз подряд.

- Почему так мало?

- Понимаете, - объясняет Дмитрий, - состояние свободного падения - это непривычная среда для человека. В этот момент напрягаются те мышцы, которые в повседневной жизни практически не работают. Просто устаешь прыгать.

- Разве нельзя лететь расслабленным?

- Можно, но зачем это надо? Ничего не увидишь, будешь кувыркаться. В общем, хорошего мало. А когда раскрывается парашют, все равно нужно принять определенную позу.

Пока мы разговаривали, в небе появились едва различимые точки.

- Отсоединились, - говорит Дмитрий.

Опытный зоркий взгляд увидит, что парашютисты собираются в различные фигуры, но я, признаюсь, ничего так и не разглядела. Только догадывалась, что они делают «звезду», потому как недавно репетировали ее на земле. И вот словно маленькие пузырьки - воздушные шарики, начали один за другим раскрываться парашюты. Последним приземлился юбиляр. Олег взял свой парашют, точно фотомодель попозировал для фотографов и пошел со своей прыгающей свитой отмечать радостное событие.

Долгие минуты ожидания

Пока те отмечали, я стала нервно ожидать прыжка. Вертолет взял вторую партию прыгунов, я должна идти в пятой.

- Еще часа четыре тебя ждать, не меньше. На каждый подъем как раз по часу примерно уходит, - говорит мне Сергей, инструктор, с которым я должна прыгать.

Перворазникам можно прыгнуть двумя способами: либо одному, но там парашют раскрывается автоматически и свободного падения как такового практически нет, либо в тандеме с инструктором. Здесь ты уже поднимаешься более высоко, на 3500 метров и находишься в свободном падении где-то минуту, а инструктор все делает за тебя.

Терпеливо жду. Жарко, пить хочется, уже сто раз пожалела, что надумала прыгать, давно бы дома была. Смотрю, Оксана (девушка, с которой я познакомилась стоя в очереди) сидит ни жива не мертва. Вокруг глаз видны отметины от очков.

- Ну как?

- Вообще - просто супер! - все, что смогла ответить девушка.

Потом накинулись на нее такие же, как я, с вопросами. Страшно ли было переступить порог вертолета, сильно ли дернуло при раскрытии парашюта, толкали ли, чтобы выпрыгнула, много ли было крику...

Но вот, я уже все переделала: посмотрела рекламные видеоролики клуба, поизучала, как надо правильно складывать парашют, перекусила, пообщалась с инструкторами, с прыгунами. Наконец наступило время икс. Я спокойна, как танк. Видимо, за ожиданием перебоялась уже.

Меня полностью экипировали, дали ценные указания. Пошли к вертолету. Наверное, по моему выражению лица было видно, что все-таки боюсь, хотя мне так уже не казалось. Это стало ясно по тому, что меня начали успокаивать все кому не лень. По-моему, на эти успокаивания я ничего не отвечала, не помню уже.

3500 метров над землей

Подошли. Смотрю, на вертолете написано «Ми-8». Почему-то сразу вспомнилось, что такие вертолеты, особенно старые, имеют свойство падать. По крайней мере, было несколько примеров. Быстро отгоняю эту мысль. Взлетели.

Под нами взлетно-посадочная полоса аэродрома, потом увидела какую-то деревушку, видимо, недалеко от аэродрома. Показалось небольшое озеро. Дальше - больше. Испепеленные участки леса - интересно, это от прошлогодних пожаров или уже свежие? Земля все удалялась, и вот уже видны наши великие реки, - Волга и Ока, высотные дома новых микрорайонов. Красиво...

Первая партия пошла. Это те, кто прыгает с высоты 1200 метров, как раз перворазники с автоматическим парашютом. Крик стоит... У самой от него коленки затряслись. Улетели, а мы - на второй круг, дальше высоту набирать. И вот на 2400 метрах Сергей начал меня к себе пристегивать. Туго, аж до боли.

- Ничего, когда полетим, мышцы расслабятся, нормально будет, - успокоил меня.

И вот мы, словно сиамские близнецы, стали подходить к краю. Сердечко заколотилось. И тут я вспомнила, что мне нужно положить голову ему на правое плечо, а ноги согнуть в коленках. Пока я таким образом переключала внимание с этой бездны, мы выпрыгнули....

Пустота... Нет, вся жизнь не стала мелькать у меня перед глазами, ничего подобного не было. Только скорость, бешеная скорость, с которой ты летишь Бог знает куда! И много-много воздуха, аж задыхаешься. Тело ищет опору, естественно, не может ее найти. Вес нулевой. Хочется уже почувствовать какое-то равновесие, а оно никак не появляется, и невозможно к этому привыкнуть, невозможно понять это состояние.

Сначала летели спиной вниз, потом перевернулись. Здесь я уже не всматривалась в детали, как на вертолете, как-то не до этого было. Единственное, что запомнилось, - перед глазами возникла картинка, точь-в точь как со спутника. Такое ощущение, что мои глаза стали его фотокамерой.

И вот парашют раскрылся. Почти минута свободного падения, показавшаяся вечностью, прошла.

- Ну как? Все нормально?! - кричит мне инструктор.

- Слава Богу, наконец-то!!! - кричу в ответ. А самой еще страшно, хоть мы уже под куполом: высота еще огромная, а ее я боюсь.

Но постепенно страх ушел. И вдоволь можно было насладиться полетом. Как птица. Воздух прохладный, прозрачный. Вон Московское шоссе уходит прямо за горизонт. Какая это все-таки большая дорога... Только с высоты понимаешь ее величие. До этого выражение «Великое Московское шоссе» даже в голову бы не пришло.

- Покатать тебя?

- А можно?

- Конечно!

И мы стали разворачиваться, менять направление, кружить в воздухе. Но, честно, мне за это короткое время хватило подобных финтов, и я попросила, чтобы мы спокойно снижались. Показались самолеты аэродрома, опять взлетно-посадочная полоса, и огромная надувная стрелка, на которую нам нужно ориентироваться при приземлении.

- Мне уже одному не очень интересно прыгать, - признался Сергей, - больше люблю именно тандемами. Я вместе с новичками переживаю их эмоции, в первый-второй раз они самые сильные. Мне важно их перебороть, чтобы не они меня, а я их, ведь страх заразителен.

Вот и земля! Нет, все-таки человек - существо приземленное, а не возвышенное, не парящее в облаках. Здесь как-то лучше. Наверное, второй раз уж прыгать не буду. Не пожалела, но и желания еще раз прыгнуть не возникло. Могу сказать одно точно: в этот день я испытала самые сильные эмоции, которые мне доводилось переживать, не считая потери близких людей. Очень сильные эмоции.

2591

Комментирование данного материала запрещено администрацией.