Памятник генералу Власову? Никогда!

Статья из номера №46 от 02.05.11 газеты Нижегородская Правда

13:40 — 03.05.2011

 Валерий Киселев

Памятник генералу Власову? Никогда!

Памятник генералу Власову? Никогда!

Статья из номера №46 от 02.05.11 газеты Нижегородская Правда

13:40 — 03.05.2011

 Валерий Киселев

На днях в редакцию «Нижегородской правды» пришел с письмом ветеран Великой Отечественной войны Виктор Васильевич Рыжов. «Я бы на родине Власова поставил памятник...» - сразу же резанула глаза фраза из его письма.

«Мы оказались никому не нужны...»

Признаться, я оторопел... За четверть века работы в журналистике довелось опросить несколько сот ветеранов, прочитать тысячи их писем, и никто из фронтовиков с такой инициативой в прессу до сих пор не обращался.

Что же подвигло Виктора Васильевича выступить с таким предложением?

В начале своего письма он написал, как в 1945 году, когда лежал в госпитале, случайно разговорился с одним раненым, звали его Семен Васильевич, а фамилии он не помнит. Виктор Рыжов так изложил рассказ этого раненого солдата: «Наша дивизия, командовал ей генерал Власов, попала в огромное ущелье, из которого выбраться было невозможно, кругом немцы и болото. Питания никакого, ходить мы не могли, те, кто жив, ползал на четвереньках, ели траву, листья с деревьев... Мы оказались никому не нужны, ни нашим, ни немцам...»

Здесь стоит уточнить, что генерал Власов весной 1942-го командовал не дивизией, а 2-й Ударной армией Волховского фронта. Никакого «огромного ущелья» там быть не могло, в новгородских-то болотах. Солдат 2-й Ударной Семен Васильевич, судя по всему, из окружения тогда все же вышел, а вот командующий армией генерал-лейтенант Андрей Власов 27 июля 1942 года сдался немцам в плен. Описание условий, в которых оказались окруженцы, соответствует действительности, а вот то, что они оказались «никому не нужны, ни нашим ни немцам» - нет: командованием Волховского фронта неоднократно предпринимались яростные попытки прорваться к окруженным, и многие бойцы были все же спасены или прорвались за линию фронта сами. Специальные группы разведчиков долго искали и командующего армией генерала Власова, чтобы вывести его в тыл, но безуспешно.

«Он освобождал нашу Родину...»

- Так за что же ставить памятник Власову? - спрашиваю Виктора Васильевича.

- Он освобождал нашу Родину от немцев!

- А разве вы не знаете, что генерал Власов перешел на сторону врага, дал присягу Гитлеру, создал Русскую освободительную армию (далее РОА. - Авт.), которая воевала против Красной Армии?

- Не воевал он на стороне Гитлера! - утверждает ветеран войны Виктор Рыжов.

О судьбе генерала Власова написаны не одна серьезная книга, сотни статей. Но никто из историков не дерзнул утверждать, что РОА не воевала против Красной Армии. Да и как пойти против фактов: РОА состояла из двух сформированных и оснащенных немцами дивизий и других частей, общей численностью до 50 тысяч человек, и они воевали, под Берлином весной 45-го, против Красной Армии, а не против гитлеровцев.

Да, генерал Власов на фронте был с первых дней. Командовал механизированным корпусом, потом армией, вышел из окружения, после госпиталя был назначен командующим 20-й армией. Но превозносить его заслуги на этих должностях не стоит. Ни подвигов, ни особо умелого командования вверенными ему войсками за ним не числится. Но даже если у него и были заслуги, дальнейшие его действия на стороне врага против своего народа перечеркивают их жирным крестом, на котором кровь тысяч русских людей.

«Сталин не воевал!»

- А что, Власов должен был застрелиться, чтобы не попасть в плен? Жизнь дороже! - утверждает Виктор Рыжов.

Да, жизнь - одна. Другой не будет. Но кто-то под этим предлогом спасал собственную шкуру. Несколько десятков советских генералов оказались в плену у гитлеровцев. Некоторые из них пошли на сотрудничество с противником, но подавляющее большинство остались верны воинскому долгу и вели себя в плену достойно. В отличие от Власова, который сам предложил гитлеровцам свои услуги.

- Сталин был хуже Власова, он предатель! - утверждает Виктор Рыжов, и даже: - Сталин вообще не воевал!

Разве Сталин тоже сдался Гитлеру, как Власов? Конечно, Сталин в окопе за пулеметом не сидел и в атаку не ходил, у Верховного Главнокомандующего, и это знает любой солдат, другой круг обязанностей - командовать фронтами. В понимании окопника Виктора Рыжова, очевидно, это и означает, что «Сталин вообще не воевал».

Кстати, сам Виктор Рыжов на фронте с 1942-го по 1945-й, старший сержант, командир пулеметного отделения, воевал на 1-м и 2-м Прибалтийских фронтах. Есть у него и награды - «штук пятнадцать, правда, пять где-то потерял». Есть среди них не только юбилейные, но и боевые, какие конкретно - Виктор Васильевич не вспомнил. Медали «За отвагу» и ордена Красной Звезды, самых дорогих солдатских наград, у него нет. От ответа на вопрос, есть ли на его боевом счету убитые немцы, как-то уклонился. Был ранен - в руку и в спину. После ранения стал инвалидом 3-й группы.

О монолитном единстве советского народа

Принято считать, что в годы Великой Отечественной, да и в последующие десятилетия, советская пропагандистская машина была настолько мощной, что ни у кого, и тем более у фронтовиков, не должно бы остаться никаких сомнений: генерал Власов и его РОА - предатели. Но вот, оказывается, есть люди, да еще фронтовики, у которых на этот счет свое, особое мнение.

Долгие годы нам с высоких трибун говорили о «монолитном единстве советского народа», которое в немалой степени и предопределило Победу в Великой Отечественной войне. Увы, но это было далеко не совсем так. На войне все было гораздо сложней. Миллионы советских солдат оказались в плену, и далеко не все - ранеными или контуженными. Немалое их число смерти от голода в концлагере предпочли работу или службу на врага. По данным серьезных историков, на оккупированной гитлеровцами территории работали на врага до 460 тысяч советских железнодорожников. И далеко не все они пускали поезда с фашистами под откос. Примерно миллион-полтора советских людей служили у немцев возницами на повозках или водителями на грузовиках. Да вспомните хотя бы Андрея Соколова, героя рассказа Шолохова «Судьба человека»: пленный, а возил немецкого генерала. В конце 1942 года в боевых частях Вермахта насчитывалось до миллиона так называемых «хиви», «добровольных помощников» из советских военнопленных. Немцы называли их «наши Иваны». Даже в элитных дивизиях СС, таких как «Райх», «Мертвая голова», лейбштандарт «Адольф Гитлер», в разгар войны до 5-8 процентов личного состава были советские военнопленные, служившие большей частью, правда, в тыловых подразделениях.

Задолго до РОА, в первые месяцы войны, в Локотском районе Брянской области была сформирована Русская народная национальная армия (РННА) численностью 1,5 тысячи человек, затем появилась и 1-я Русская национальная дивизия, позднее переформированная в армию. Воевали они против партизан. А в мае 1943 года на советско-германском фронте и в тылу против партизан действовали 10 полков, 170 отдельных батальонов и 221 отдельная рота, сформированные из бывших советских граждан, общей численностью до 200 тысяч бойцов. Летом 1943-го появилась сформированная гитлеровцами 1-я казачья дивизия из семи полков. Кроме кубанских, донских и терских один полк в ней был даже сибирский. А ведь до Сибири немцы не дошли. Когда немцы уходили с Дона, вместе с ними ушли до 50 тысяч казаков, с Кубани - еще до 20 тысяч. Всего же на стороне гитлеровцев воевали до 250 тысяч казаков. Из крымских татар на стороне немцев воевали до 20 тысяч человек, из чеченцев - до 15-20 тысяч. Калмыки сформировали добровольческий легион из 10 эскадронов общей численностью 1,5 тысячи сабель, воевали против Красной Армии. Чуть ли не из всех представителей народов СССР сформировали гитлеровцы легионы, батальоны, а то и дивизии. И все они воевали против Красной Армии или ее союзников. Впрочем, европейские народы тоже не стояли в стороне. Так, из 37 дивизий СС только 12 были чисто немецкие. Можно долго перечислять, какие страны оккупированной Гитлером Европы сформировали свои дивизии СС. Проще назвать народы, у которых таких соединений не было: поляки, чехи и греки.

В общей сложности в воинских формированиях из советских военнопленных служили и убивали на фронтах своих же соотечественников до двух миллионов человек. Цифра, сопоставимая с численностью двух фронтов, таких так 1-й Белорусский или 2-й Украинский, вместе взятые.

Но помогали наши соотечественники немцам не только на фронте. Так называемых остарбайтеров (восточные рабочие. - Авт.), работавших на Германию, насчитывалось, по разным оценкам, от 4,9 млн до 7-8 млн человек. Три четверти из них были украинцы. Половина из остарбайтеров - женщины, треть - подростки до 16 лет. По оценкам историков, четверть всей рабочей силы в Германии в разгар войны были остарбайтерами. Конечно, большинство из них были угнаны в Германию насильно, но, как бы там ни было, своим трудом, пусть и неэффективным, работали они на врага, а не на Родину. Два миллиона из них после освобождения на Родину решили не возвращаться.

Как рассказал ветеран войны Виктор Рыжов, на фронте с власовцами ему сталкиваться не доводилось. Что ж, не каждому солдату такое выпадало. Но я слышал рассказы десятков фронтовиков, которым приходилось воевать с власовцами. Схватки были беспощадными, друг друга в плен они обычно не брали.

На совести власовцев десятки тысяч жизней советских, русских солдат. Впрочем, «отличились» на войне против своих же соотечественников по Советскому Союзу представители едва ли не всех народов, его населявших. По данным историков, 90 процентов евреев на Украине были уничтожены «щирыми» украинцами, на их же совести (хотя какая там у них совесть) до полумиллиона зверски уничтоженных поляков, проживавших на Западной Украине: в странах Прибалтики эту ужасную «работу» с сатанинским удовольствием выполняли местные националисты. Жители приграничных к Прибалтике районов Белоруссии и России эстонских, латышских карателей боялись больше, чем немцев, хотя и те были далеко не ангелами.

Так что утверждение о монолитном единстве советских народов в годы Великой Отечественной войне очень далеко от истины. Предателей хватало - более чем.

А как быть с такими, например, фактами... Едва немцы взяли в октябре 41-го Ржев, как к ним в комендатуру потянулись местные жители, устраиваться на работу. И работали - на совесть. Сейчас Ржев - «Город воинской славы». Дрались за город солдаты, а на кого работали в войну многие его жители? Калуга под немцами была меньше трех месяцев, а когда ее освободили наши войска, то вдруг выяснилось, что за это время 52 местные девицы успели обвенчаться с полюбившимися им горячими немецкими солдатами. Калуге звание «Город воинской славы» пока не присвоено.

«У меня брат был без штанов...»

Откуда же у фронтовика Виктора Рыжова такая симпатия к символу предательства генералу Власову и ненависть к Верховному Главнокомандующему Сталину, под знаменами которого он воевал?

В своем письме он написал: «...И до меня дошла очередь в 1942 году, получил повестку в армию. С пересыльного пункта нас направили в Кострому, в бане гражданскую одежду сняли, дали нам военную, неношенную, а у меня брюки и рубашка были новые, мать купила на последние деньги. Я сказал командиру, что отошлю их младшему брату, а он ответил: «Изорви на портянки», я и заревел: у меня брат был без штанов».

Может быть, этот приказ командира изорвать брюки на портянки и был своеобразным толчком неприязни к власти? Нет, причины, оказывается, глубже.

«До войны людей погибло больше, чем в войну, - пишет далее Виктор Рыжов, - Забирали ночью, человек спрашивал: «За что?» - «Там разберутся». Я в то время был пацаном, слышал, как взрослые говорили шепотом: «Церковь закрыли, склад сделали, попов отправили куда-то и уничтожили». Стали молиться в одном из домов, коммунисты и туда наведывались и предупреждали, чтобы молодежи не было, а то ваши молитвенные сборища закроем. Коммунисты говорили, что мы строим коммунистическое общество для народа, чтобы народ жил лучше в колхозах. Колхозы работали за колоски, жили только за счет своих огородов. Если в колхозе не работаешь, то землю отрежут по самое некуда. Сначала лошадей отбирали, а потом и коров, как вздумают, так и издеваются над своим народом. И все шло сверху, от вождя. Они говорили - коммунизм это светлое будущее. На собраниях коммунисты говорили, что жить будем лучше и веселей. Народ этому не верил, особенно старики и старухи, но говорили шепотом».

Огромный осиновый кол

Обиженных советской властью было немало, никто не спорит. Но в Брестской крепости, под Смоленском, за Сталинград насмерть дрались солдаты, для которых Родина была дороже закрытой в селе церкви, взятой в колхоз коровы и тем более штанов, пусть и последних.

Кстати, Виктор Васильевич Рыжов - уроженец деревни Утка Гагинского района. От села Ломакино, родины генерала Власова, каких-то семь километров. «Я бы с удовольствием поговорил с его земляками...» - пишет ветеран. Интересно, как воспримут земляки генерала-предателя предложение установить ему памятник в его родном селе...

Как рассказал Виктор Рыжов, он часто выступает перед школьниками с рассказами о войне. Интересно бы послушать. Наверное, хвалит генерала Власова и ругает Верховного Главнокомандующего Сталина.

Интересно, а как сложилась бы судьба солдата Виктора Рыжова, если бы он на фронте в свое время попал бы в плен... Может быть, и попросился бы у немцев в армию своего земляка.

А может быть, и стоит поставить в селе Ломакино памятник генералу Власову? Огромный осиновый кол...

В октябре 41-го от кадровой Красной Армии в строю осталось всего 8 процентов. Семьдесят процентов промышленности страны были под немцем. Судьба Родины висела на волоске. К счастью, не весь народ тогда состоял из таких, как генерал Власов.

Теги: Ко Дню Победы

3984

Комментирование данного материала запрещено администрацией.