Преображенцы, или «всегда трезвые грузчики»

Статья из номера №37 от 10.04.11 газеты Нижегородская Правда

09:28 — 11.04.2011

 Валерий Киселёв

Преображенцы, или «всегда трезвые грузчики»

Преображенцы, или «всегда трезвые грузчики»

Статья из номера №37 от 10.04.11 газеты Нижегородская Правда

09:28 — 11.04.2011

 Валерий Киселёв

На одном из домов по улице Минина, в сотне метров от кремля, висит вывеска: «Общероссийская благотворительная организация «Преображение России». На ней герб Москвы - всадник, поражающий копьем змея. На дверях перечеркнутые шприц, рюмка и сигарета. Внутри на стене офиса - несколько благодарственных писем за добрые дела, Устав организации, на столе - рекламные проспекты.

«...и граждане алкоголики»

Чем же занимается организация со столь пафосным названием? На кого она делает ставку в благородном деле преображения России? Может быть, на талантливую молодежь, науку, новые технологии?

Денис Тарарака, руководитель одного из пяти центров организации, расположенных в Нижнем Новгороде, о себе рассказал с подкупающей откровенностью:

- Я из бывших наркоманов, с десятилетним стажем. Воровал, обманывал людей. Отсидел пять лет. Я дожил до того, что от меня все отвернулись...

Год назад Денис наконец-то взялся за ум и приехал из Кемерова в челябинский филиал «Преображения России», прошел там курс реабилитации и, как имеющий лидерские качества, был назначен в Нижний Новгород. Контингент, с которым работает Денис, - бомжи, наркоманы и граждане алкоголики. Такие вот «преображенцы»...

- Наша организация существует уже десять лет и насчитывает по стране около 400 центров, - рассказал Денис, - В Нижнем Новгороде она действует четыре года. Наши центры находятся в арендуемых квартирах на улицах Пермской, Ростовской, Ашхабадской, Заломова и на Сормовском шоссе. Сегодня в организации по стране более восьми тысяч человек, вместе с теми, кто находится на реабилитации.

«Связи с окружением надо пресекать...»

- Как попадают люди к вам в организацию? - спрашиваю Дениса.

- Созваниваются с нами по объявлениям, развешанным на столбах и остановках общественного транспорта. А на Московский вокзал мы ходим, как на работу. Если встречаем бомжа, то приглашаем к себе. Недавно, например, нашли там человека без ноги, 37 лет. Мы его отмыли, побрили, накормили, переодели, причем все это делаем с удовольствием, и отправили в Дзержинск на реабилитацию.

Оказывается, местных бомжей, наркоманов и алкоголиков организация направляет в другие регионы.

-У нас такая практика. Там им легче, и связи с окружением надо пресекать, - рассказал Денис, - У наркомана, когда он начинает отходить от наркотиков, появляется депрессивный синдром. Ему надо куда-то идти колоться. А когда человек приехал в другой город, он не знает, где взять наркотики.


«Жалко стало мать...»

Я удивился, что Денис кололся десять лет: «Думал, что так долго наркоманы не живут...»

- Живут. Люди колются и по двадцать лет. Смотря чем колоться. Но сейчас пошел новый наркотик, легальный, который легко достать. Очень сильный яд, психотропный. Называют его по-разному - и «соль для ванн», и «Скорость». Почему не запрещают? Не понимаю. За три месяца у человека развивается двухсторонняя пневмония и отваливаются тромбы, он сходит с ума. Не знаю как в Нижнем Новгороде, а в Перми за ним очереди стоят. Один мой знакомый оставил эту соль в шприце, так она поршень разъела за пять часов. Что же тогда происходит в организме? От него психика разрушается, в голове одно: «Надо!»

- А сам почему начал колоться?

- У меня был принцип: попробовать в жизни все. Попробовал и втянулся. Мне сейчас 27 лет, а я с 15 лет на наркотиках. Наконец мама дала мне билет на поезд и сказала: «Или ты едешь в этот центр, или идешь жить в подвал». Жалко стало мать... Приехал в Челябинск, девушка из этого центра через два дня мне протянула ключи от своей квартиры и сказала: «Денис, живи здесь, только не езди в свой город». Впервые за многие годы ко мне отнеслись, как к человеку. Она прекрасно знала, кто я: законченный наркоман.


«Жить и помогать другим...»

- Ваша организация существует параллельно государственным органам социальной защиты. Как они к вам относятся?

- Кто-то негативно, а кто-то идет навстречу. В Дзержинске администрация предоставила нам помещение для социальной гостиницы. В Нижнем Новгороде нам помогает хлебозавод «Каравай».

- За счет чего вы содержите своих подопечных?

- Мы находимся на полном самообеспечении. Работаем. Грузоперевозки, копка земли, уборка снега. Кстати, объявления на столбах «Всегда трезвые грузчики» - это наши. Работают люди, которые после реабилитации остались в центрах добровольно и хотят жить и помогать другим. Мы их называем волонтерами. Деньги, заработанные в центре, здесь и остаются. На них мы питаемся, платим за снятые квартиры. Это немалых денег стоит, но мы стараемся, развиваемся. Договариваемся с оптовыми базами, нам дают лапшу, крупы, варенье. Договорились с детским домом передать туда игрушки, их выделят предприниматели. За них это сделаем, а то им некогда.

В офисе организации на улице Минина есть и компьютеры, с помощью которых сотрудники организации ищут простую работу для своих подопечных.

- Наверняка ваша организация попала в поле зрения и милиции...

- К нам придираются, проверяют документацию. Как это - такая организация и ни под кем? Были у нас конфликты с властями, но они убедились, что мы занимаемся реабилитацией наркоманов и закон не преступаем. Мы никого не укрываем. При поступлении к нам человека мы обязательно сообщаем родственникам, куда его отправляем. Каждый, кто к нам приходит, заполняет анкету, там есть и 15 правил, что запрещено делать.

- А что у вас нельзя?

- Употреблять наркотики и алкоголь, курить, иметь холодное оружие, на первом этапе реабилитации нельзя иметь телефон. Срок реабилитации - бессрочный, но хотя бы две недели надо у нас пожить. Мы никого не заставляем здесь находиться, только по собственному желанию. У нас по выходным даже дискотеки.

«Мы сами психологи...»

- Есть ли у вас свои врачи, психологи?

- У нас есть договоренность с Приволжским окружным медицинским центром, что они на безвозмездной основе будут оказывать нам услуги. В поликлинике № 30 тоже согласились нам помогать. А психологов у нас нет. Мы сами психологи. Что может сделать психолог, если он эту проблему изнутри не знает? Он может помочь медикаментами, снять физическую ломку. А мы создаем жизненные ситуации, ставим рамки: «Это нельзя, и вот это нельзя». Мы приучаем человека к ответственности. Прошел реабилитацию - может вернуться к своей профессии. У нас есть бизнесмены, которые потеряли все, «прокололи» машины, квартиры, а потом, пройдя реабилитацию, возвращают все и помогают нам.

- В вашем уставе написано, что вы занимаетесь и реабилитацией участников боевых действий.

- В Челябинске есть такой центр, а там человек - бывший спецназовец, у него два краповых берета и вся грудь в орденах. За ним закреплен весь Урал. Он сам бывший наркоман. В Нижнем Новгороде у нас пока нет такого авторитета.


Братья и сестры

Поехал посмотреть квартиру на Сормовском шоссе, где живут преображенцы. Здесь в четырех комнатах - восемнадцать обитателей, в том числе три девушки, бывшие наркоманки. Неплохая мебель, чисто, уютно, за этим следят девушки, они же готовят пищу «братьям», как здесь принято называть друг друга.

Павел, один из обитателей, рассказал грустную историю своей жизни:

- Мне двадцать пять лет, я из Миасса, работал в автосервисе, красил машины. Но работа и наркотики - это несовместимо. Семь лет на героине. «Проколол» две машины, воровал, часто занимал в долг и не отдавал. Дошло до того, что в день на наркотики мне надо было три тысячи рублей. Мать по ночам плакала в подушку... Много своих друзей похоронил. Сколько раз пытался лечиться - бесполезно. Наконец понял: или могила, или в этот центр. Здесь я с октября прошлого года. Только здесь мне стало нравиться работать... К наркотикам никакой тяги нет...

Как раз с работы пришли остальные преображенцы. Разделись, умылись и дружно, всей артелью, с аппетитом сели на кухне обедать тем, что приготовили им «сестры», только ложки замелькали.

Что ж, если не может помочь этим людям государство с его постоянно развивающейся системой здравоохранения, то, может быть, не стоит мешать этим людям помогать друг другу. Лишь бы работали, не воровали и не кололись. А то, что по вечерам телевизору они предпочитают чтение Библии, - это их право.


Справка:

В России, как заявил начальник управления межведомственного взаимодействия в сфере профилактики ФСКН Борис Целинский, количество граждан, употребляющих наркотики, увеличилось за последние 10 лет в 9 раз. По официальной статистике, на учете состоят 493 тысячи наркоманов, однако, по данным Министерства образования и науки, их число достигает 6 млн человек.

Ежегодно почти 75 тысяч человек впервые пробуют наркотики, а 30 тысяч - погибают вследствие их потребления. Специализированными наркологическими учреждениями зарегистрировано почти 138 тысяч детей и подростков, страдающих наркологическими расстройствами.

Согласно докладу экспертов Управления ООН по наркотикам и предупреждению преступности, опубликованному в октябре 2009 года, Россия занимает первое место в мире по потреблению героина, на ее долю приходится 21 процент всего производимого в мире героина.

Как отметил директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков РФ Виктор Иванов, более 90 процентов наркозависимых, прошедших лечение и реабилитацию, продолжают употреблять наркотики. По мнению Иванова, ресурсное обеспечение наркологической службы РФ, включающее в себя стимулирование лечения и реабилитацию наркоманов, за последние 18 лет деградировало: «Так, при увеличении количества потребителей наркотиков с 1993 года минимум в 20 раз коечный фонд из расчета на одного наркопотребителя сократился в 50 раз».

Теги: Минус алкоголь, Табак, Наркотики, Дзержинск

5063

Комментирование данного материала запрещено администрацией.